anabella: (да)
Полжизни мечтала увидеть весенний Киев. И что вы думаете — пожилой кэгэбэшник по кличке Хуйло может заставить меня пересмотреть мои планы на нынешнюю весну? Нет.
Сижу вот бронирую. Одесса — Киев — Харьков. И что вы думаете — я чего-нибудь боюсь, ну там Правый Сектор или сепаратисты или война? Нет.
Я только одного ужасно боюсь — что меня завернут на границе как гражданина РФ. И я опять не увижу весенний Киев.


PS: я буду жить на улице Еврейской и на улице Яроша (ну не этого, конечно, а Отакара Яроша).


anabella: (да)
Апрель у нас в раю с золотыми лучами.
Сентябрь у нас в раю с серебристым дождём.
Здесь счастье нам дано и в любви, и в печали.
Оно со мной в тот миг, что я плачу о нём.


Ирина Богушевская






Этот ебучий Китай испортил мне все планы на жизнь.
Я была так нечеловечески, незаслуженно счастлива там, в этом отдельном от привычной реальности волшебном тринадцатилетнем мире, где Луна вверх рогами, где воздух напоён ЛСД, где ни зимой, ни летом не прекращают падать под ноги тёмно-розовые лепестки.
Я всё боюсь, что эти сварливые и вздорные суканы, мои друзья, — они всё забудут гораздо быстрее меня, и тогда не у кого будет спросить, правда ли всё это происходило с нами или только примерещилось мне.





Кстати, ты был неправ. Сердце у меня такое большое, что я еле ношу его.


anabella: (да)


С новым годом, дорогие товарищи. Я встречу его на четыре часа раньше большинства из вас.


anabella: (да)
У меня такой насморк, что я не вполне понимаю, как я волочу ноги, и на каком я вообще свете. Я наблюдаю грибные орнаменты в кронах деревьев на территории детского сада (как меняется небо за забором некоторых учреждений - это тема для отдельного поста). Я нахожу тайный эстетический посыл в ритмичной перспективе фонарей на Волгоградском проспекте. Я рисую свой собственный фотоаппарат - и в этом мне тоже чудится некоторый интригующий парадокс. И в такую погоду - лужи, голый асфальт, обледенелый грязноватый снег - во мне, как обычно, зреет предвкушение, провидческий образ, подкожное тепло и опьяняющая мощь грядущей весны. Как будто самая лучшая, самая центростремительная моя весна не осталась в далёком беззаботном прошлом, а ждёт меня впереди. Возможно, в этом ощущении повинен всё тот же проклятый галлюциногенный воспалительный процесс в верхних дыхательных путях. Мне частенько делается особенно сильно хорошо как раз тогда, когда мне плохо.

Впрочем, всё это мы проверим. Главное - сохранить образ. Я купила пачку клацида. Я начинаю движение в сторону весны.


anabella: (да)
Счастье — это оставить ребёнка с отцом. Никому я не доверяю настолько же.
Впрочем, он тоже парень с изюминкой. Вышел покурить, звонит мне. В трубке отвечает детский голос. «Людвига штоле взяла трубку?..» — думает Х. Происходит диалог:
— Привет, Лю! А где Аня?
— Ани нет.
— Хм... А где Маша тогда?
— Маша? Маши тоже нет.
— Э... А кто есть?!
— Есть папа. Он курит на балконе.
— Папа?..
— Да. Ну всё, не отвлекайте меня, я занята.

Только выйдя с балкона, Х. догадался, что набрал вместо моего номер Лёли, мирно сидевшей на диване в комнате. Пообщался с дочерью, чо.



А для тех, у кого нет инстаграма (подсела, да), здесь публикуется пачка телефонофоточек из поездки:
gloatgram )


anabella: (да)
Чисто теоретически я бы хотела поехать в Англию, Мексику и Непал, но если поприслушиваться к себе тщательнее, то выяснится, что я очень хочу в Питер, в Крым и на Кавказ.

Может, это из серии «все мы родом из детства»? Может, мой взрослый ребёнок будет тосковать по парку Гуэль с той же силой, что я сейчас — по линиям Васильевского?

Тем не менее в понедельник я лечу в Болгарию, где мой ребёнок уже ждёт меня, впитывая в себя эту местность, связывая её со своим детством навсегда.

И вот потому что ребёнок ждёт, я в прошлый четверг, стоя на Моховой в поддержку героического Петра Офицерова, всё твердила про себя строку новейшей из известных молитв: «На протестах с нами Приснодева Мария...» У меня не было лишних пятнадцати суток. И у меня не было оправданий для того, чтобы не прийти.

Ну и в сухом остатке мы можем сказать, что Мария была, скорее всего, с нами...


anabella: (да)
Ну, я пошёл. На автобус опоздал, остался только мелкобуржуазный экспресс, подходящий к мелкобуржуазным развлечениям (никогда не была в Турции — и ещё б сто лет не побывала, только Стамбул, только хардкор, только Каппадокия, во всём виноват Х., как обычно).

Если б у меня был айфон, я бы сейчас запостила лук-самофото. Но и описание тоже сойдёт: на мне лодочки-кроксы (заказаны из американского 6pm, который заблокировал все российские айпи, а мы всё равно!), укороченные шаровары-афгани из тонкой «варёной» джинсы (куплены в Болгарии, производство Турция) и бледно-бирюзовая футболка с вышивкой и бисером размера XXL (это Gap Kids, хахаха, на 14-16 лет, куплена на детском гараж-сейле). По-моему, мой лук полностью соответствует моему мироощущению. Я просто охуенни.

Всё, ушёл.


anabella: (да)
В социопатии есть один серьёзный минус — мне, как обычно, не с кем попутешествовать, выбор-то мал.

Кто-нибудь куда-нибудь поедет со мной на майские, ась? Вообще был план поехать в Киев и вернуться через Харьков, где повстречаться с Женей Гринкамчаткой. С удовольствием увидела бы Одессу или там Львов, если по времени влезем.

Одна я могу путешествовать, но мне хочется, чтоб меня кто-то слегка бодрил, а то я что-то вяк.


другие И

Saturday, 12 January 2013 05:06
anabella: (да)
Ребёнок и её заяц передают привет из Барселоны. Заяц Ребёнок любуется Гауди, а. Кто бы мог подумать.

Мы отправлемся в Италию. Тоже — кто бы мог подумать ещё полгода назад. Во всём виновата [livejournal.com profile] greenkamchatka.


anabella: (да)
Ничто — НИЧТО! — не может гарантировать тебе даже не счастья, а хотя бы спокойствия, довольства, радости.
Именно поэтому следует всегда делать только то, что ты на самом деле хочешь.


anabella: (да)
«Снежная революция» победила в том смысле, что у нас падает жирный снег и, надеюсь, не растает до самой весны. В связи с такой погодой шизофреники типа меня подуспокоились, но я всё же готова каждую субботу до самой весны ездить на митинги, если это чем-то поможет.

Всех, кто воздержался без веских причин, я невежливо осуждаэ. Никакого мочилова и вязалова я не наблюдала, а наблюдала, например, бабушек с белыми ленточками. И молодёжь с забавными плакатами. И огромную толпу, скандировавшую в адрес безобразников под чёрно-красными флагами: «Ту-ши фа-ер!», это было прекрасно.

Надеюсь, в других городах и странах всё тоже прошло удачно.



Посмотрим.


anabella: (да)
Я бы на самом деле сейчас на русскую природу с удовольствием бы отъехала — в Яхрому там или на 52ой километр по Егорьевскому, там берёзки, сосенки, речка или озерцо, комары по ночам кусачие и пахнет, очень пахнет русским духом. Травка зеленеет, солнышко блестит. И землю, в которую тоже придётся лечь. Повалялась бы, покаталась.

Но я отчаливаю в Святой Влас, где мелкое игрушечное море с нежным бледно-жёлтым песком, шоколадные немецкие бабушки, чадолюбие, раздолбайство и вскусная еда повсеместно. Постараюсь наладить Скайп и прочий интырнет. Московский телефон дорог, а болгарского номера я, конечно, уже не помню. Кому привезти «чай мента»?


anabella: (да)
Внезапно — Краснодар! И мы в нём. Ребёнок великолепно переносит самолёт. Я ещё не видела sswet, но очень, очень надеюсь.

Здешние сорок куда приятнее наших сорока.


anabella: (да)
В последнее время мы с Малявкою окончательно осознали, насколько сильно нам не светит музыкальный фестиваль в Сербии. Поэтому мы проносимся со страшной скоростью по Тверской, заблуждаемся в Новогиреево, жрём картошечку в "Ёлках-палках" на Динамо и вляпываемся в ароматные клейкие чешуйки тополя на Беговой, где в изобилии гигантские длиннолицые лошади всех мастей, цветастые куры, беленькие козы, разнопородные собаки, сладкий деревенский воздух, мелкий майский дождь и никакого намёка на Москву. А ещё мы, разумеется, дружим с небольшим чёрным Дьяволом, любителем попрятать тапки под кровать и пожевать запасной малявкин памперс.

Никто не знает, каких усилий стоят нам все эти скромные достижения. Кроме несравненной Машари и многоуважаемой мамы, конечно.


anabella: (19)
...Никон Севаст сказал:
— Один из верных путей в истинное будущее (ведь есть и ложное будущее) — это идти в том направлении, в котором растёт твой страх.

«Хазарский словарь»
Милорад Павич,
чья проза поэтичнее иных стихов


Опубликовано с мобильного портала ljmob.ru



anabella: (да)
Сегодняшним вечером я с привычным томлением смотрю, как разговаривает один из умнейших и обаятельнейших мужчин этой планеты — академик Зализняк.

При этом я вяжу то полосато-розоватый шарф себе, то чёрную шапку Максу, хоть он так и не удосужился сообщить мне размер своей буйной головы.

Ещё я тоскливо жду, когда в некоторых регионах моей страны вместо безобразий займутся уже восстановлением телефонно-модемной связи с миром.

В промежутках я пытаюсь разгадать сакральный смысл того, что сегодня с утра пораньше банк «Возрождение» обманул меня на 80 евро в мою пользу.

Я очень хочу учиться, и скоро я начну спрашивать у вас — как.



anabella: (ми)
Под лозунгом "Всё, о чём вы мечтали, но боялись поехать!"
Не до северных морей, но до южных гор наверняка.
Две недели. Две девочки. Одна Kia. Дорогая редакция, да мы сами охуеваем!

Пожелайте нам удачи. Всё остальное мы можем.



anabella: (да)
Уехала от вас на дачу, аж на самый 52-ой километр, при помощи странных движений руками и ногами, имеющих целью перемещение в пространстве вместе с большим железным механизмом.



anabella: (да)
Жила-была себе одна маленькая девочка. Ходила она в школу, где, помимо прочего, учила французский язык. В реальности вокруг происходил такой унылый и глубокий совок, о котором я могу знать только по рассказам. Шестидесятые переламывались на семидесятые. И хотя семья её была, мягко говоря, небогата, девочка мечтала когда-нибудь — когда вырастет — поехать во Францию и своими глазами увидеть всё то, о чём слышала на уроках и читала в книгах. И хотела поговорить по-французски с живыми, настоящими, всамделишными французами. И даже переписывалась с маленькой француженкой.

Потом девочка немного подросла и поступила в интситут. В институт иностранных языков им. Мориса Тореза. Это было сложно сделать после обычной средней школы, где язык начинался в пятом классе. Но она всё-таки поступила, хоть и со второго раза.

Правда, твёрдости намерений и ясности мыслей ей не хватило, и из института она вскоре ушла, объясняя всем, что учиться там после простой школы ещё труднее, чем поступить. И получила совсем другое образование, и работала в областях, никак не связанных с французским языком. Да и времени мечтать было уже гораздо меньше, чем в детстве. Потому что, как известно, быт, семья, работа и прочая никчёмная ботва... А потом государство, в котором жила девочка — т.е. уже молодая женщина — прекратило своё существование, и всему её поколению стало вообще немного не до мечт.

Прошло ещё какое-то количество лет. Многое отпало как ненужное, многое изменилось, а быт в целом устаканился. Снова стало думаться о лишнем и «желаться странного». И стало понятно, что всё можно.






Спрашивается — зачем я всё это рассказываю? А затем что сегодня я, голь да шантрапа, раздолбайка, любительница контрафактных джинсов и подержаных жигулей, инфантилка и мамина дочка, лечу в Париж. Потому и лечу, что мамина дочка. С мамой.
 
 

Profile

anabella: (Default)
anabella

May 2014

M T W T F S S
   123 4
56 7891011
1213 1415 16 1718
192021222324 25
2627 2829 30 31 

Expand Cut Tags

No cut tags

Style Credit