Thursday, 17 April 2014

anabella: (да)
Ноябрь 2013. Мы в палате безнадёжно больных. Неизлечимо больных. Мы не выйдем отсюда сами. Никогда. Мы пытаемся не думать об этом, потому что какой же смысл думать об этом, и пока что жизнь продолжается, есть планшет с фильмами, есть стопка нечитанных книг, можно делать вид, что это обычная палата, обычные мы, что всё как всегда.
И вот в конце ноября нам приносят очередные результаты анализов — пустой ритуал, ничего уже не означающий, — и вдруг оказывается, что у одного из нас улучшение. Хорошие анализы.
Палата мрачно замирает. Каждый думает о своём, но кажется, что большинство молчит, потому что боится сглазить, спугнуть, мало ли что хорошие, это вполне может быть временно, случайно, в лаборатории ошиблись, нет-нет-нет, не думать об этом...
А через неделю опять. И через две недели у него хорошие.
И ночью, в темноте, отвернувшись к стене, зажав зубами мокрый от слёз угол наволочки — чтобы не заорать, изо всех сил думаешь: «Пусть ему повезёт! Пусть — ему — повезёт!!! Пусть не мне, но пусть хотя бы ему! Хотя бы ему... Ведь бывает же, очень редко, но бывают случаи, пусть он попадёт в эти полпроцента. Пусть он выйдет отсюда своими ногами. И пусть — я уже вижу это — когда за ним закроется дверь, я обнаружу, что больше не могу прятаться в фильмы и книги от жуткой непереносимой черноты знания о том, что ждёт — меня. Только пусть ему повезёт! Пусть повезёт!!!»

Примерно так я ответила когда-то на вопрос — а почему тебя настолько волнует Евромайдан?

Только вот сегодня мне кажется, что с востока Украины приходят плохие анализы.


Profile

anabella: (Default)
anabella

May 2014

M T W T F S S
   123 4
56 7891011
1213 1415 16 1718
192021222324 25
2627 2829 30 31 

Expand Cut Tags

No cut tags